Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

маршал

(no subject)

Мы знаем, есть ещё семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки...
А сало... русское едят!

За родной язык! - пример для Украины

Ситаси
  • ata_pin

(no subject)

все истиннее становится поговорка "когда хохол родился - еврей заплакал". Те хоть прощаются и не уходят, а эти хлопают дверьми, устраивают перформанс аля "хозяйка блядь, пирог с говном, салат из ёбаной конины, подайте шляпу и пальто - ебал я в рот такие именины", честь имеют, но возвращаются

Что впрочем было предсказуемо. А вот от маркварта подобного я не ожидаю. Он хоть написал условия, при каких вернется, и никого матом не обкладывал, чтоб погромче хлопать
  • ibicvs

4. Геннадий Шалюгин

ОТ ХВОЩА ДО ПРЫЩА.
ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ УКРОВ*
Ироническая поэма

Послушайте, ребята,
Что вам расскажет дед.
Земля наша богата,
Порядка в ней лишь нет.

А.К.Толстой. История государства Российского
от Гостомысла до Тимашева.

Правда, братцы, горше сала.
Но душа молчать устала.
Может, вам взволнует кровь
Правда-матка про укрОв.
Всякий знает: Украина –
Шаровары и свинина.
Освинел у нас народ:
Сальный даже анекдот!
С салом рыбка, с салом птичка,
С салом гарна молодычка!
Скушал сало? Будь здоров!
Слушай сказку про укрОв.

1.
Простиралась Укро-ина
От Берлина до Пекина.
Говорят, во время оно
Здесь паслись стада бизонов
И резвились до поры
Легендарные укрЫ.
Бога славят все народы,
Но в семье не без урода.
Говорят, от Асмодея,
Инфернального злодея,
Зачинался этот род.
Впрочем, Бог их разберет.
Были дюжи да сильны,
Но душой - черны, черны,
И в носу носили кольца.
Прежде звали их – трипольцы.
Как их ныне величают?
Все плечами пожимают.

----------------------------------------------
*УКРЫ – мифическое племя, якобы положившее начало украинцам. Ныне - рьяные националисты, свидомые патриоты, юдофобы и русофобы.

Collapse )

Отсюда

Поэт Иван Август

Ах, как плачет в России метелица,
Заливаясь, ласкает сугроб.
И как будто бы под ноги стелется
Мой сосновый просмоленный гроб.

Я не знаю, в Москве или в Питере,
Окажусь я в могиленной тьме,
И стою я, в берёзовом свитере
На заснеженной русской земле.

И давили её колесницами,
По дороге гулял чёрный кот,
И оклеивал красными птицами
Боевой восемнадцатый год.

Здесь так плачет зимою метелица,
И крепка гробовая доска,
Ни с того ли так под ноги стелется
Эта русская сволочь-тоска?

И в тоске, обветшалые лица.
Всё ползут и ползут, кто куда.
И церковь, пустая глазница
Тычет крестом в никуда.

И забывшись, кричу: "Неудачники!
Русь не рождает иных".
Но не слышат меня те батрачники
Что погрязли в сомнениях злых.

Вот он, великий русский народ!
Насмотрелся! Хлебнул! Хватило!
И сияет разорванный рифмой мой рот
Как в небе сквозь тучи светило.

Так за что мне любить эту землю?
Так за что горевать на ней?
Нет! Никогда не приемлю
Это стадо жулья и блядей!

Collapse )

БАНДИТКА. Давид Самойлов!


Я вел расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.
Смотрела гордо и сердито.
Платок от боли закусила.
Потом сказала: «Слушай, хлопец,
Я все равно от пули сгину.
Дай перед тем, как будешь хлопать,
Дай поглядеть на Украину.
На Украине кони скачут
Под стягом с именем Бандеры.
На Украине ружья прячут,
На Украине ищут веры.
Кипит зеленая горилка
В белёных хатах под Березно,
И пьяным москалям с ухмылкой
В затылки тычутся обрезы.
Пора пограбить печенегам!
Пора поплакать русским бабам!
Довольно украинским хлебом
Кормиться москалям и швабам!
Им не жиреть на нашем сале
И нашей водкой не обпиться!
Еще не начисто вписали
Хохлов в Россию летописцы!
Пускай уздечкой, как монистом,
Позвякает бульбаш по полю!
Нехай як хочут коммунисты
В своей Руси будуют волю…
Придуманы колхозы ими
Для ротозея и растяпы.
Нам все равно на Украине,
НКВД или гестапо».
И я сказал: «Пошли, гадюка,
Получишь то, что заслужила.
Не ты ль вчера ножом без звука
Дружка навеки уложила.
Таких, как ты, полно по свету,
Таких, как он, на свете мало.
Так помирать тебе в кювете,
Не ожидая трибунала».
Мы шли. А поле было дико.
В дубраве птица голосила.
Я вел расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.