Колыванова Мария Афанасьевна (oksana107) wrote in ukrainerussia,
Колыванова Мария Афанасьевна
oksana107
ukrainerussia

Чем дальше в лес, тем толще партизаны…

Ну что ж, Друзья мои, далеко не свежий высер Углича можно описать одним четверостишьем.
В детстве Углич Карацупа
Месяцами тёр за*упу.
Думал выростет евреем...
В результате - гоноррея!

Один раз написал херню, а потом еще и закрепил, так сказать!
итак начнем...
Известный лжец В.Полищук, который уже испустил дух, передав эстфету Химке и Качановскому, в интервью перед смертью сообщил следующее: «Вспомнить хотя бы погром в селе Кортелисы, совершенный немцами и украинской вспомогательной полицией 23 сентября 1942 года, вследствие которого расстреляно, живьем сожжено, палками (!!!?) убито 2875 украинских крестьян (поляків на Волині за радянськолї влади також називали українськими селянами), в том числе 1620 детей, сожжено 715 жилищ».
Видимо это все, что прочитал наш Углич из источника, который сам же и привел в своем посте.
http://ukrgazeta.plus.org.ua/article.php?ida=664
Ну что ж, будем разбираться по полицейскому батальону из Ратно.

В 1941 г., Красная Армия отступала. В Кортелисах приютились несколько красноармейцев, оставивших Брестскую крепость. Сельчане их кормили, поили, лечили. Все это делалось при покровительстве и согласии местного коменданта полиции Николая Зенюка. Более того, в его хате отсиживался красноармеец Фома Коновальчук.

Если бы кто-то доложил немцам, что твориться в Кортелисах, палицаю Зенюку не сносить головы. С приказом немецкого командования, о том что за помощь оказанную врагам Рейха грозит смертная кара  все были знакомы.

Но село молчало! Коммунист Борис Михайловский, военнопленный, старший лейтенант Алексей Попов, военврач, коммунист Николай Воронович, Дмитрий Булаев и Фома Коновальчук квартировали в селе. За зиму 41-42 гг. они подлечились, отъели морды и стали думать, как своих спасителей отблагодарить.

А поскольку работать в сельском хозяйстве они не умели, то решили сформировать партизанский отряд.

И вот к лету 1942 г. 20 красноармейцев собрались на местном кладбище и порешили убить коменданта Зенюка. За дело взялся Фома Коновальчук, который как раз и жил у коменданта. Однако убить вышло только часового, палицай Зенюк успел выскочить из хаты.

Но даже после этого комендант не стал подставлять сельчан и докладывать немцам о красных партизанах в округе. Думал, обойдется своими силами. А Красные партизаны хоть и отступили, притаились в урочище, но уже почуяли вкус крови и стали гадить вокруг села, убивая заезжих немецких офицеров и солдат.

Опущу рассказ про то, как красные партизаны занимались грабежом местного населения…Про их конфликт с еврейской общиной, в результате чего немцы уничтожили в Кортелисах 40 семей.
Про то, как под страхом смерти «герои» запрещали сельчанам сдавать зерно немцам... Про то, как убили полицейского, который навещал родню в Кортелисах.

После очередного убийства солдата, немцы собрали сход и предупредили, что если еще хоть раз…то село уничтожат.

немецкого солдата убили в скорости и Юрген Голлинг написал приказ.

15-й поліцейський полк
3-й батальйон
22 вересня 1942 р.
Таємно
ОПЕРАТИВНИЙ НАКАЗ
ПРО ЗНИЩЕННЯ СІЛ
1. 23 вересня 1942 р. батальйон знищує розташовані в районі на північний схід від Мокран вражені бандитською заразою села: Бірки, Заболоття і Борисівку.
Рота «Нюрнберг» знищує Кортеліси.
2. Для цього виділяються:
9-та рота без взводу Фрона з підлеглим їй жандармським мотовзводом 16-го полку — в Борисівку. 10-та рота, і один унтер-офіцер, і 7 солдатів штабного конвою, а також 3 шофери — у Бірки. 11-та рота із взводом Фрона та 14-ма солдатами бронеавтомобільного підрозділу 10-го полку — в Заболоття.
3. Роти — без підкріплення — 22 вересня до 18 год. 00 хв. Повинні прибути в села: 9-та рота — похідним маршем у Дивин, 10-та й 11-та роти — на своїх машинах до західного виходу Мокран.
4. Підкріплення підтягується таким чином:
а) жандармський мотовзвод 16-го полку 22 вересня до 18.00 з’являється до командира 9-ї роти в Дивині, вишикувавшись перед спорудою районного уповноваженого по с/господарству;
б) один унтер-офіцер і 7 солдатів штабного конвою, 3 шофери, взвод Шьона і 14 осіб бронеавтомобільного підрозділу 10-го полку повинні з’явитися 22 вересня до 18 год. 00 хв. в 10-ту або 11-ту роти в Мокрани;
в) резерви батальйону: рештки жандармського мотовзводу 15-го полку і 4 рядових зв’язківці.
5. Початок операції: 23 вересня 1942 року о 5 год. 30 хв. До 4 год. 35 хв. Населені пункти повинні бути оточені (зовні).
6. Операцію слід проводити, згідно з моїми розпорядженнями, даними під час обговорення обставин з офіцерами 21 вересня 1942 р.
7. Конфіскацію поголів’я худоби, сі
льськогосподарського інвентаря, запасів хліба та іншого сільгоспмайна здійснювати, згідно з моїми усними вказівками.
8. Для вивозу зазначеного у параграфі 7 майна рота повинна організувати обоз із селянських підвод і підвезти їх на близьку віддаль до місця дії. (Розпорядження про це зроблені усно)…

Для окружения села из Ратного привезли полицаев  и чтобы они не начали панику, дали им всего по одному патрону. Село уничтожили. Красные партизаны не то, чтобы попытались помочь своим благодетелям, они даже ни разу не выстрелили в их сторону.

А теперь скажите мне, кто в этой истории вызывает симпатию? Должна ли УПА стыдиться того, что в последствии такие, как полицай Зенюк стали ее вояками? Кстати, а партизаны выжили и уже после войны  Фома Коновальчук на суде рассказывал, как ему плохо жилось у Зенюка. Недоедал, недопивал!

Я вчера тутУгличу рассказала, что к Французскому Сопротивлению присоединились три полицайских батальона, к УПА только два – это 103-й и 104-й батальоны.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments